Строим монастырь
Православный календарь
Неделя Всех Святых
11 июня в 2017 году - в первое воскресенье после дня Святой Троицы, Русская Православная Церковь празднует Неделю Всех Святых
Все святые неслучайно вспоминаются через неделю после Троицы – на Троицу была установлена Церковь, это день ее рождения, посажен росток в землю. И вот мы видим, каким ярким цветом расцвел посаженный цветок – святые мученики и исповедники, преподобные и пророки, юродивые и святители. День Всех Святых соединен с первым воскресением после Пятидесятницы, этим показывается, что святость – это плод Духа Святого. Этот плод созрел не в каких-то полубогах, великанах или инопланетянах, а обычных людях, сделанных из того же теста, что и мы с вами. 
Святыми не рождаются, ими становятся (как стал раскаявшийся разбойник Опта, основавший знаменитую Оптину Пустынь), «стяжая Духа Святого», по словам св. Серафима Саровского. В святых мы почитаем не безгрешность (безгрешен только Бог), не творимые ими чудеса, высказываемые предсказания, подвиги аскетики или ратного дела, а ту благодать Божию, которая в них просияла, сделав их «чистыми жилищами Божиими», по словам св. Иоанна Дамаскина. 

К святости, по учению Церкви, призван каждый. История знает немало парадоксов: нередко святыми становились, казалось бы, совершенно потерянные для общества люди. 

Первым вошел в рай… разбойник. Тот самый, который висел на кресте справа от Христа. Распят он был за свои «заслуги» сам это признавал. Но искреннего покаяния в последнюю мину жизни и слов, обращенных к распятому Христу «Помяни мя, Господи, когда приидеши во Царствии Твоем» оказалось достаточно для того, чтобы войти в рай. 

Мария Египетская– еще один парадоксальный пример: с ранней юности она предавалась разврату, утопала во грехе соблазняла всех окружающих мужчин. И вдруг она захотела войти в церковь, куда ее не пустила сила Божия. Тогда Мария и поняла весь ужас своей жизни и до конца дней каялась о своих прегрешениях. 

Сколько всего святых в христианстве – неизвестно. Жития и описания святых не вмещаются в самые толстые тома Четьих–Миней, о подвиге тысяч никогда не будет известно… Мы не узнаем о мучениках первых веков христианской церкви, разорванных дикими зверями на арене цирка за веру в Христа, сокрытыми от нас останутся имена подвижников и монахов, живших в удалении от мира и так горячо молившихся за мир, не счесть и имен верующих, расстрелянных в годы безбожия в лагерях. 

Церковная канонизация не определяет прославление святого у Бога: для судьбы человека неважно, прославлен ли он Церковью, ведь это лишь признание факта, официальное благословение на всенародное почитание.